«Пехота» мафии вышла на свободу

0
711

Затеет ли новый передел освободившаяся из тюрем братва 90-х
В этом году из мест заключения выйдут около 250 тысяч человек, среди них много участников организованных преступных группировок 90-х годов, отбывших свои 10-15-летние сроки. В основном это рядовые бойцы, «пехота», сидевшая за обычные для того времени бандитизм, убийства, вымогательства, незаконный оборот оружия и взрывчатки. «Труд» выяснил, чего от них ждать мирным гражданам и вернется ли бандитский беспредел.

Почему именно «пехота», а где же лидеры и авторитеты? Все просто: многие из них не дожили до суда, а те, кто дожил, выйдут еще не скоро. Их обычно судили за организацию целых серий убийств, разбоев и вымогательств, а также за организацию преступных сообществ. За это полагается от 20 лет до пожизненного срока. Те же, кто оказался более удачливым, давно уже в легальном бизнесе. Собственно, к этому они стремились. «Пехотинцы» же всегда были просто чернорабочими, расходным материалом с неисправимым уголовным мышлением.

Ну вы, блин, даете

Экспертов и рядовых граждан беспокоит, что в голове у тех, кто возвращается, и как это возвращение отразится на криминальной ситуации. По оптимистическому, граничащему с фантастикой сценарию, колония перевоспитала бойцов, и от преступлений их удержит страх перед новым заключением. По другой, более реалистической версии, бывшие боевики займутся привычным для себя делом, и произойдет новый всплеск преступности. Однако недавно вернувшиеся из заключения бойцы сами в растерянности.

— В первую очередь их поражает культ потребления: жизнью правит не бандитская романтика, а деньги, — рассказал «Труду» один из следователей по делу ореховско-медведковской ОПГ. — Бывшие зэки никак не могут поверить, что в стране уже давно нет бандитских «крыш», работают законы, а бизнесмены и даже криминальные группировки решают свои споры цивилизованным путем и черед суды. Они до сих пор уверены в том, что все вопросы в жизни можно решить силой, связями и статусом.

Кто-то из бывших бойцов пытается жить по законам суровых 90-х годов, что нередко приводит к курьезам. Как рассказал «Труду» владелец столичной мини-типографии Руслан Мустафин, на днях к нему в офис пришел весь синий от татуировок мужчина и поинтересовался: «Кто твоя крыша?» Сотрудников офиса разобрал смех, что изрядно смутило рэкетира. Как выяснилось, до заключения он был бригадиром «таганских» и «крышевал» все фирмы в этом здании. Он долго не мог поверить в то, что такого явления уже давно не существует. Аналогичный случай недавно произошел в столичном микрорайоне Измайлово. Там бывшие «быки» попытались взять под свою «крышу» автостоянку местного ТСЖ, но тоже были осмеяны.

С милицией проще

И все же, по мнению ряда экспертов, психология большинства бывших боевиков никогда не изменится.

— Должно смениться несколько поколений, прежде чем в криминальной среде появится новая формация преступников и их лидеров. Условно говоря, цивилизованных, — рассказал «Труду» психолог-эксперт Михаил Виноградов. — Уже сейчас заметно, как многие бандиты 90-х годов переродились в цивилизованных бизнесменов и решают вопросы другими методами.

— Сейчас проще решить вопрос с конкурентами руками милиционеров, потому что это дешево, легально и безопасно для самих бандитов, — рассказал «Труду» один из прокуроров Москвы.

Кроме того, сами ОПГ давно уже никакие не группировки, а деловые структуры. Их лидеры сидят в собственных офисах, носят костюмы и галстуки, дружат с властями, здороваются за руку с генералами МВД, ФСБ и прокуратуры и через них же решают спорные вопросы. Но чаще все же через суд и адвокатов. Они следят за своим деловым имиджем, не любят ворошить прошлое и дистанцируются от криминала. В том числе и от персонала с неоднозначной репутацией.

Новая жизнь

Часть освободившихся зэков пытается порвать с криминалом и начать новую жизнь. Чаще всего это люди, которые сотрудничали со следствием и дистанцировались от блатного мира. В криминал возвращаются те, кто ничего другого делать не умеет и не хочет.

Кто-то возвращается не на пустое место. Одни успели запустить бизнес, который контролировали из заключения, других ждет родная ОПГ, вернее, то, во что она превратилась. В Москве и в Санкт-Петербурге, например, уже нет тех группировок 90-х годов и тем более нет деления города на криминальные сферы влияния. Есть успешные бизнес-структуры, которые решают все проблемы цивилизованным путем, и прежнее количество штыков им просто ни к чему. Однако самых ценных и полезных людей они поддерживали: оплачивали услуги адвокатов, «грели» в колониях, помогали досрочно освободиться, содержали семью. Таких возьмут на работу для отдельных силовых акций: рейдерских захватов, охраны рынков и бизнеса.

Неожиданная работа в условиях кризиса нашлась и для бывших рэкетиров.

— Есть такие, с позволения сказать, коллекторские агентства, в которых с должниками общаются бывшие «быки», — рассказал «Труду» один из оперативников МВД. — Смею заверить, что мало кто сможет выдержать психологический прессинг на блатной фене и по понятиям.

В общем, по мнению специалистов, никакого криминального передела с взрывами и убийствами не будет, хотя возможны отдельные эксцессы. Ведь все давно уже поделено, и нынешние хозяева не допустят дестабилизации. Да и ума на новый передел у большинства освободившихся бандитов не хватит. А кто попробует, тот быстро опять сядет, а то и ляжет.

Зря, что ль, сидели?

Большинство специалистов сходятся во мнении, что опасность освободившиеся зэки будут представлять не потому, что они когда-то входили в какую-то ОПГ. Традиционные уголовники, так называемые «синяки», не менее, а то и более опасны для обычных граждан. Кроме того, на «большую дорогу» могут выйти и те, кто сел за банальную «бытовуху» или просто по глупости. На воле в условиях кризиса им вряд ли удастся найти мало-мальски приличную работу.

— Система ведь никого не исправляет, — говорит доктор наук, психолог Михаил Виноградов. — В заключении люди набираются не трудового, а криминального опыта, применение которому и будут потом искать. И если произойдет всплеск преступности, то связан он будет вовсе не с выходом бывших членов группировок, а с общей ситуацией в стране.

В Федеральной службе исполнения наказаний настроены более оптимистично.

— В будущем году не ожидается каких-либо серьезных изменений в контингенте граждан, которые выйдут на свободу, — заявил «Труду» официальный представитель ФСИН Валерий Зайцев. — Состав и количество сохранятся примерно на уровне предыдущих лет. А это значит, что все разговоры о возможном «криминальном взрыве» лишены оснований.

Цифры

Прогноз НИИ МВД на 2009 год
ожидаемое количество преступлений в России 2%
общий рост преступности3,5%
рост преступлений, совершенных в составе организованных преступных групп 3,5%
рост корыстных преступлений 5%
рост количества краж 14%
рост взяточничества 1/5

всех преступлений совершаются в состоянии наркотического и алкогольного опьянения. В Москве их в два раза больше, чем в среднем по стране. В этом году прогнозируется рост таких преступлений

Прямая речь

Сергей Илий

заместитель начальника научно-исследовательского центра №1 НИИ МВД:

— По нашим прогнозам, преступность в России в будущем году увеличится примерно на 2%. Но по видам преступлений все будет по-разному. Например, корыстных преступлений ожидается больше, а убийств меньше.

Сейчас на 100 тысяч населения приходится 248 преступлений, совершенных ранее судимыми. Больше половины из них — кражи. Однако уровень рецидивной преступности сильно зависит от региона. Например, в Пермском крае или Магадане он значительно выше, поскольку там большое количество лагерей и многие совершают преступления сразу же после освобождения. Однако наибольший рост преступлений в предыдущие годы был не там, а в Ивановской, Астраханской, Кемеровской и Орловской областях, на Чукотке и в Чувашии. Наименьший прирост был и ожидается в Чечне и Ингушетии. А в Москве, например, больше всего преступлений, совершаемых в наркотическом угаре: в два раза больше, чем в среднем по России.
В прежние годы на уровень преступного рецидива существенно влияла практика административного надзора за лицами, отбывшими наказание. Теперь этого нет.
Гридасов Андрей