Жигулевское пиво

0
2768

Помните был такой анекдот, мол если бы сдались немцам пили бы «баварское», но тот кто придумал эту пакость был не в курсе, мы все в СССР пили «венское», которое было явно не хуже

Иногда так случается: имя собственное (в современных реалиях чаще всего — торговая марка или бренд) вдруг превращается в имя нарицательное. Так вышло, например, с одноразовыми подгузниками, которые в силу стечения определенных обстоятельств стали называться потребителями памперсами независимо от марки и производителя. Так случилось и со всенародно и трепетно любимым напитком советских времен – пивом «Жигулевское». Говорили пиво – подразумевали «Жигулевское», говорили «Жигулевское» — подразумевали пиво. А и как же могло быть иначе, коли 80% всего, производимого в 15-ти братских республиках, пива было именно этой марки?

Хотя, справедливости ради, стоит признать: вкус его был вполне и вполне достойным, так что не грех его было и тиражировать столь массово. А все – благодаря знатному гурману той эпохи, крестному отцу многих легендарных продуктов питания (и колбасы «Докторской», и масла «Вологодского», и сыра «Российского», и т.д, и т.п.) Анастасу Микояну, наркому пищевой промышленности нашего «нерушимого». Именно он отыскал эту жемчужину пивоварения на волжских просторах нашей необъятной родины, сменил непатриотичное (по понятиям тех времен) название «Венское» на более удобоваримое, возвел рецептуру в ГОСТ и благословил «плодиться и размножаться». Не будь этой могущественной поддержки государственного мужа – вряд ли довелось бы миллионам советских людей наслаждаться за четвертак (двадцать пять копеек) б/п (без «посуды») вкусом истинного венского лагера.

А вот каким ветром этот венский лагер на Волгу-матушку занесло – это уже совсем другая история. И началась она тогда, когда в Самару-городок вошел «в половине двенадцатого с северо-запада» сын урожденной баронессы фон Стединг и австрийского дворянина Филиппа Вакано Альфред Вакано. Едва-едва перевалив за возраст Христа (исполнилось Альфреду на момент появления в Самаре всего 34 года), австриец, однако, имел четкие представления о том, как честным путем заработать миллион. Но, в отличие от массового поветрия 80-х годов 19-го века на развитие в тех краях сверхприбыльного мукомольного производства, он помышлял о грандиозных успехах в области для России в целом и для Поволжья в частности совершенно нетрадиционной и мало популярной – пивоваренной.

Самарским городским властям Альфред фон Вакано посулил в 1880 году крупные капиталовложения в дышащий на ладан пивной заводик, находящийся в городской собственности и прибыли в городскую казну не приносящий вовсе, а потому милостиво удостоен был права арендовать его на без году сотню лет. Надо сказать, что слово свое Вакано сдержал: средства в реконструкцию завода действительно были вложены существенные. Не совсем, конечно собственные, а по большей части «пайщиков» (для подтверждения искренности своих намерений он организовал «товарищество на паях»), но – победителей не судят! Спустя всего два года воображение самарцев и иногородних гостей уже поражал оборудованный по последнему слову техники пивоваренный завод, выдержанный и снаружи и внутри в германском стиле (отличные архитектурные формы, порядок и чистота), а также разлетающиеся по всей округе «на ура» мед да пиво. Уже в первый год работы завода было реализовано более 60 000 ведер продукции, а еще годом позже – порядка 150 000 ведер.

Дальше – больше, слух о заводе пошел «по всей Руси великой», и пиво марок «Жигули», «Пильзенское» «Баварское», «Мартовское», «Венское», «Экспорт» и «Столовое» собственными вагонами-ледниками, баржами и буксирными теплоходами стали возить все дальше и больше: на Кавказ и в Сибирь, за Каспий и на Восток. Добрались бы и до Европы (уже и на международной выставке пивоварения в Париже (1900г.) пиво Жигулевского завода высшей наградой было отмечено, и на выставке в Лондоне (1902 и 1903 г.г.), и Рим в 1903 г. покорили, но – Россия вступила в Первую мировую войну, и все усилия Альфреда фон Вакано были сведены на «нет». На гребне антигерманских настроений в государстве и обществе были позабыты и отменное пиво, и многочисленные работы Вакано по благоустройству города (канализация, обустройство скверов, парков и детских площадок), и договор аренды на 99 лет – его с семьей 12 октября 1915 года просто выслали из города. Помещения Жигулевского завода заняли под различные военные нужды (под госпитали, военторги, гранатную фабрику, консервный завод), оставив в собственности Товарищества всего лишь 10% площадей, да и на тех (в силу действующего по порядкам военного времени «сухого закона») дозволено было производить напиток не крепче 1,5°. Прогремевший вслед за этими событиями выстрел «Авроры» закончился для «Товарищества Жигулевского пивоваренного завода в городе Самаре» национализацией, конфискацией имущества, а там и до банального растаскивания пролетариатом «всего, что плохо лежит» было рукой подать.

От такого удара старик Вакано уже не оправился – после Февральской революции он перебрался в родную Австрию, где и скончался в 1929 году, восьмидесяти двух лет от роду. А вот сыновья — Эрих, Лотар, и Лев – решили еще посражаться за честь фамилии. И в 1922-ом году Вакано подали очередное прошение об аренде, на сей раз уже в Самарский губсовнархоз. Советская власть в свете «Новой экономической политики» (НЭП) добро дала, братья пивоварение на Жигулевском заводе возродили, лишь немного не дотянув до довоенного уровня, но на этом их миссию сочли выполненной – пивоварня опять перешла в собственность государства. Правда, на этот раз останавливать производство никто и не думал, не смотря на выдворение братьев Вакано в Самаре продолжили варить знаменитое «Венское», «Мюнхенское», «Пильзенское», и варили вплоть до эпохального визита Микояна. Варили и после визита, вот только «Пильзенское» превратилось в «Рижское», «Мюнхенское» — в «Украинское», ну а «Венское» — в «Жигулевское». Именно его – бывшее «Венское» — и производили в СССР по единой рецептуре и технологии 735 пивоваренных заводов.

Варят «Жигулевское» и сейчас – правда, уже кто во что горазд, потому что попытки ОАО «Жигулевское пиво» зарегистрировать в 1992 году права на товарный знак «Жигулевское» и тем самым защитить легендарный напиток от совсем уж безжалостных и беспощадных «пиратских копий» успехом не увенчались: апелляционной палатой Роспатента в 2000 году было принято решение об отмене регистрации товарного знака «Жигулёвское пиво».Жигулевское пиво

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here