Надгробия криминальных авторитетов

29886
В августе был поставлен рекорд нулевых – в этом месяце в России была короновано 15 воров в законе. Криминальный мир продолжает определять жизнь страны: после смерти главного смотрящего за РФ Деда Хасана воры разбились на два больших клана, и, по всей видимости, нас снова, как в 90-е, ожидает большая бандитская война. Фотогалерея надгробий криминальных авторитетов. Агентство «Прайм Крайм» пишет, что в конце августа в Турции завершилась многодневная воровская сходка, в результате которой два разошедшихся крыла бывшего «дедовского» клана (вора в законе Деда Хасана, некогда главного смотрящего за Россией) окончательно уладили все возникшие между ними разногласия и объявили о воссоединении. Последствий судьбоносного турецкого саммита, скорее всего, стоит ожидать в развитии конфликта между двумя воровскими группировками, столкнувшимися в борьбе за Москву и всю Русь. После ухода со сцены Деда Хасана, не оставившего после себя преемника, в кругах его сподвижников началась междоусобица. Из тех, кто до конца оставался с Дедом, сформировались два лагеря: «славян» во главе с ворами Пичугой и Воскресом, и «мегрелов» в лице клана братьев, воров Кардава. Перед лицом нависшей угрозы от воспрявших духом «грузин», обе «дедовские» стороны старались сохранить паритет в отношениях между собой, однако, по мере охлаждения «внешней» угрозы, «мегрелы» все более утрачивали инициативу. Вскоре, не без участия «шаболовских», поле битвы за дедовское наследство было полностью очищено от конкурентов под «славян». Верхушка «мегрельского» клана была выдворена из России за нарушение миграционного законодательства. Некоторые из тех, кто не понял намёка и сам не уехал из Москвы хотя бы в Питер, попали за решетку. Однако, «дедовским славянам», к которым после смерти вора Тимура Свердловского плотно примкнул вор Мирон, торжествовать победу было некогда. Их право на лидерство оспорила группа «воров в законе», ранее входивших в клан Деда Хасана, но отошедших от него ещё при жизни. Этой когорте, к которой относятся, в частности, Эдик Тбилисский, Костыль и Муха, сенсационно удалось заручиться поддержкой самых влиятельных московских «воров в законе» Шишкана и Петрика, более двадцати лет не выходивших из тени. Впрочем, и в этом противостоянии перевес сил пока оказался в пользу триумвирата Пичуги-Воскреса-Мирона. Однако, в самый последний момент нечто заставило их искать союза с «мегрелами». Из первых лиц этой троицы в Турцию отправился только Пичуга. Мирон, якобы, сослался на проблемы с загранпаспортом, а Воскреса удержали заботы о вверенном ему «общаке». Своим корифеем в этой компании считается старейший чеченский «вор в законе» Хусейн Слепой, который проворовал дольше каждого из своих товарищей. Кроме него можно выделить Тимура Саратовского, Жору Ташкентского, Юру Лазаревского, Циркача, Цезаря, Ткача и Раджика. В составе парламентеров-«мегрелов» тоже оказались «славяне», в основном, регионалы, такие как, Вова Пухлый, Костя Канский и Коля Томский. «Мегрельские» топы были представлены Мерабом Мзарелуа, Роландом Гегечкори и Гией Елерджия, однако, едва ли не главной фигурой этого сообщества проявил себя Маци, которого считают одним из идеологов объединения. Ни Гелы, ни его брата Гизо, ни их ближайших сторонников, вроде Гии Зарандия, в Турции не было. Не исключено, что именно их отсутствие было условием заключенного перемирия. Официальным поводом отчуждение от Гелы членов его клана, включая тестя, Мераба Мзарелуа, стало расхождение во взглядах на ряд ключевых аспектов последних конфликтов. Например, Гелу критикуют за то, что вразрез большинству, Альберта Рыжего считает вором, а Бесо Руставского – наоборот, не считает. Говорят, что решая вопрос Бесо, он знал о претензиях Гуджи к нему и взял на себя всю ответственность, а потом сказал неправду, что его ввели в заблуждение. Действительно ли Гелу «сливают» свои же или это часть его же хитроумного замысла, покажет время. Пока Гела общается в Питере с такими тяжеловесными ворами, как Сачино и Гия Датунашвили, рано говорить о закате его карьеры. Тем временем, в ознаменование достигнутого в Турции консенсуса, воры объединенным составом вернули титул 42-летнему Зауру Гвадзабия, который потерял его ещё в 2003 году из-за конфликта с Буйей и Кахой Макалатия. Незадолго до того, в доме Кохия в присутствии Вахо Кардавы и Лаши, Заур споткнулся о самого Шакро, в отношении которого, будучи не вполне трезвым, позволил себе лишнего, но, в итоге, легко отделался. Сейчас, после 11 лет забвения, имя для Гвадзабия выхлопотал все тот же Мацик. Разумеется, в обход Буйи, которого из-за близости к Мерабу Джангвеладзе человеком не считают и в расчет не берут. Словом, при таких исходных будущее Заура спокойным быть не обещает. В августе 2014 года было короновано 15 воров в законе – это рекорд за все четырнадцать лет нулевых. Всего сейчас насчитывается более 1 тыс. воров. В 90-е и нулевые погибли более 200-х воров и более 1 тыс. криминальных авторитетов (включая тех, кто осознанно решил не «оформляться» в воровской мир). Блог Толкователя представляет лишь небольшую часть захоронений воров в законе и криминальных авторитетов.

Криминальный мир продолжает определять жизнь страны: после смерти главного смотрящего за РФ Деда Хасана воры разбились на два больших клана, и, по всей видимости, нас снова, как в 90-е, ожидает большая бандитская война. Фотогалерея надгробий криминальных авторитетов.
Агентство «Прайм Крайм» пишет, что в конце августа в Турции завершилась многодневная воровская сходка, в результате которой два разошедшихся крыла бывшего «дедовского» клана (вора в законе Деда Хасана, некогда главного смотрящего за Россией) окончательно уладили все возникшие между ними разногласия и объявили о воссоединении. Последствий судьбоносного турецкого саммита, скорее всего, стоит ожидать в развитии конфликта между двумя воровскими группировками, столкнувшимися в борьбе за Москву и всю Русь.После ухода со сцены Деда Хасана, не оставившего после себя преемника, в кругах его сподвижников началась междоусобица. Из тех, кто до конца оставался с Дедом, сформировались два лагеря: «славян» во главе с ворами Пичугой и Воскресом, и «мегрелов» в лице клана братьев, воров Кардава. Перед лицом нависшей угрозы от воспрявших духом «грузин», обе «дедовские» стороны старались сохранить паритет в отношениях между собой, однако, по мере охлаждения «внешней» угрозы, «мегрелы» все более утрачивали инициативу. Вскоре, не без участия «шаболовских», поле битвы за дедовское наследство было полностью очищено от конкурентов под «славян». Верхушка «мегрельского» клана была выдворена из России за нарушение миграционного законодательства. Некоторые из тех, кто не понял намёка и сам не уехал из Москвы хотя бы в Питер, попали за решетку.

Однако, «дедовским славянам», к которым после смерти вора Тимура Свердловского плотно примкнул вор Мирон, торжествовать победу было некогда. Их право на лидерство оспорила группа «воров в законе», ранее входивших в клан Деда Хасана, но отошедших от него ещё при жизни. Этой когорте, к которой относятся, в частности, Эдик Тбилисский, Костыль и Муха, сенсационно удалось заручиться поддержкой самых влиятельных московских «воров в законе» Шишкана и Петрика, более двадцати лет не выходивших из тени. Впрочем, и в этом противостоянии перевес сил пока оказался в пользу триумвирата Пичуги-Воскреса-Мирона. Однако, в самый последний момент нечто заставило их искать союза с «мегрелами».

Из первых лиц этой троицы в Турцию отправился только Пичуга. Мирон, якобы, сослался на проблемы с загранпаспортом, а Воскреса удержали заботы о вверенном ему «общаке». Своим корифеем в этой компании считается старейший чеченский «вор в законе» Хусейн Слепой, который проворовал дольше каждого из своих товарищей. Кроме него можно выделить Тимура Саратовского, Жору Ташкентского, Юру Лазаревского, Циркача, Цезаря, Ткача и Раджика.

В составе парламентеров-«мегрелов» тоже оказались «славяне», в основном, регионалы, такие как, Вова Пухлый, Костя Канский и Коля Томский. «Мегрельские» топы были представлены Мерабом Мзарелуа, Роландом Гегечкори и Гией Елерджия, однако, едва ли не главной фигурой этого сообщества проявил себя Маци, которого считают одним из идеологов объединения. Ни Гелы, ни его брата Гизо, ни их ближайших сторонников, вроде Гии Зарандия, в Турции не было. Не исключено, что именно их отсутствие было условием заключенного перемирия.

Официальным поводом отчуждение от Гелы членов его клана, включая тестя, Мераба Мзарелуа, стало расхождение во взглядах на ряд ключевых аспектов последних конфликтов. Например, Гелу критикуют за то, что вразрез большинству, Альберта Рыжего считает вором, а Бесо Руставского – наоборот, не считает. Говорят, что решая вопрос Бесо, он знал о претензиях Гуджи к нему и взял на себя всю ответственность, а потом сказал неправду, что его ввели в заблуждение. Действительно ли Гелу «сливают» свои же или это часть его же хитроумного замысла, покажет время. Пока Гела общается в Питере с такими тяжеловесными ворами, как Сачино и Гия Датунашвили, рано говорить о закате его карьеры.

Тем временем, в ознаменование достигнутого в Турции консенсуса, воры объединенным составом вернули титул 42-летнему Зауру Гвадзабия, который потерял его ещё в 2003 году из-за конфликта с Буйей и Кахой Макалатия. Незадолго до того, в доме Кохия в присутствии Вахо Кардавы и Лаши, Заур споткнулся о самого Шакро, в отношении которого, будучи не вполне трезвым, позволил себе лишнего, но, в итоге, легко отделался. Сейчас, после 11 лет забвения, имя для Гвадзабия выхлопотал все тот же Мацик. Разумеется, в обход Буйи, которого из-за близости к Мерабу Джангвеладзе человеком не считают и в расчет не берут. Словом, при таких исходных будущее Заура спокойным быть не обещает.

В августе 2014 года было короновано 15 воров в законе – это рекорд за все четырнадцать лет нулевых. Всего сейчас насчитывается более 1 тыс. воров. В 90-е и нулевые погибли более 200-х воров и более 1 тыс. криминальных авторитетов (включая тех, кто осознанно решил не «оформляться» в воровской мир). Блог Толкователя представляет лишь небольшую часть захоронений воров в законе и криминальных авторитетов.